Страна бакшиш, или на развалинах вечности

Как не испортить себе отдых в Египте

VK
OK
Facebook
Twitter
Telegram
WhatsApp
Email
Как не испортить себе отдых в Египте
Сегодня Египет — одно из самых популярных туристических направлений. А тогда в 1996 году мы его для себя только открывали. Да и сам Египет себя еще только открывал в роли мирового курорта, только-только создав для того необходимую инфраструктуру. Я после этого был в Египте еще пару раз спустя десять лет. И могу сказать, что за это время мало что изменилось. Уверен, почти все написанное в 1996 году, актуально и сегодня. И советы, которые я дал в этом тексте туристам (например, о том, как правильно торговаться с арабами), тоже работают. Кстати, я тогда был в арабской стране в первый раз, но знакомые востоковеды, проработавшие в Египте не один год, высоко оценили этот текст — в том смысле, что мне удалось уловить кое-какие особенности арабского поведения. Главный же урок для журналистов: выезжая за рубеж, поднимитесь над собственным отдыхом. Будьте максимально полезны читателям. Не только описывайте заграничные туристические красоты и прелести, не повторяйте информацию, которой кишит интернет, а исследуйте! Сами откройте страну для себя. И поделитесь сделанными открытиями. А также реальными советами о том, как вести себя в данной конкретной стране, чтобы не испортить поездку и извлечь из нее максимум удовольствий и пользы.

«О, Египет, Египет! Прекратится твое существование, и останутся от тебя для будущих поколений лишь невероятные сказки, и ничего не сохранится от твоих сокровищ, кроме слов, вырезанных на камне».
Гермес

Русская зима лучше и приятней египетской. Кто не верит, может выложить 375 долларов и самолично в этом убедиться. Всего пять с половиной часов лету, и вместо промозглого Питера — зной африканской пустыни, вместо двадцатиградусного мороза — тридцати градусная жара. Наши люди шокированы, они тяжело расстаются со свитерами. Египтяне тоже все в свитерах. Египет — страна, территория которой на девять десятых занесена песком.

В Египте песку еще больше, чем снега в Сибири. Ночью при свете звезд, когда прилетает ветер с Крас­ного моря и вертит поземку, египетская пустыня очень напоминает заснеженную русскую степь, в которой когда-то умирал ямщик. Должно быть, египтяне подсознательно чувствуют это жуткое сходство, и поэтому они в свою тридцатиградусную зимнюю жару страшно мерзнут.

Только для туристов!

Сквозь тонированное стекло комфортабельного автобуса или видоискатель фотоаппара­та-мыльницы заезжий турист никогда не откроет для себя настоящее лицо современного Египта. Он никогда не узнает, что сорок процентов богатства этой страны сосредоточено в руках всего двух процентов ее населения, а подавляющее большинство египтян, как и весь арабский мир, неуклонно беднеет. Два миллиона жите­лей восемнадцатимиллионно­го Каира в буквальном смысле живут на кладбищах. В египет­ских городах можно встретить множество домов без крыш. Их обитатели спят под открытым небом вовсе не потому, что им так нравится. И даже не пото­му, что в Египте почти не быва­ет дождей. Причина в другом — дом с крышей считается до­мом достроенным, и за него уже нужно платить налог.
жилье в каирском некрополе
Многие египтяне живут на кладбищах

Впрочем, каирские трущобы или нищета кочевников-бедуи­нов запросто могут сойти за экзотику, а туристы не обязаны знать о повседневных тяготах страны, утратившей былую мощь и лидерство в арабском мире после поражения в шес­тидневной войне 1967 года и кэмп-дэвидских соглашений. Туристы приехали отдыхать. Для их отдыха египтяне, надо отдать им должное, за сравни­тельно короткий срок смогли создать всю необходимую ин­фраструктуру.

Символом бурно развиваю­щегося туристического бизне­са стал строящийся на берегу Красного моря курортный го­родок Хургада. Еще двадцать лет назад на его месте не было ничего, кроме минных полей и военного аэродрома. Сегодня отель громоздится на отеле, торговые лавки сверкают огня­ми, глаз слепнет от сувенирно­го изобилия, а вокруг вас ус­лужливо снуют всевозможные «бои» и «мэны».

Хургада — очаг западного ту­ристического стандарта, рас­пространяемого на весь мир. Резервация комфорта, прижа­тая к морю прожорливыми пес­ками. Этот комфорт дается дорогой ценой. По тонкой нит­ке трубопровода за сотни ки­лометров в Хургаду гоняют очи­щенную воду из Нила, для того чтобы туристы могли прини­мать душ и нежиться в про­хладных бассейнах. Сотни слу­жителей беспрестанно стригут и поливают газоны. Если этого не делать, зелень сразу погиб­нет и сюда снова вернется пе­сок.

Самый зеленый и благоухаю­щий из отелей — четырехзвез­дочный «Шедван голден бич» — знаменит еще тем, что в нем больше всего российских ту­ристов. Среди одинаковых не­мок и крикливых итальянок в большом количестве плавают наши лебедушки, нет-нет да и упрешься взглядом в до боли знакомый бритый затылок ка­кого-нибудь «нового русского». Повсюду в Хургаде звучит рус­ская речь, и это создает наше­му человеку дополнительные удобства. Истинного патриота не могут не обрадовать трога­тельные надписи на родном языке типа: «Делаем пельме­ни» или «Обеды недорого».

Египтяне усиленно учат рус­ский. Слава Богу, они еще не выучились на нем материться, но зато, презрев строгие кано­ны ислама, многие из них всег­да готовы купить у тебя или обменять на что-нибудь бутыл­ку водки. Вдобавок местные жители взяли за правило заиг­рывать с русскими женщина­ми. На каждом углу они обеща­ют их озолотить и предлагают свою дружбу на вечер. Но де­лают это все же не слишком навязчиво. Столкнувшись с недвусмысленным и решитель­ным «нет», арабы грустно ухо­дят. Настоящее упорство и жизненную искушенность они демонстрируют совсем в дру­гих вопросах — прежде всего касающихся товарно-денежных отношений.

Как торговаться с египтянами

Если какому-нибудь арабу удалось увлечь вас в свою ко­варную лавку, вам будет очень трудно выпутаться из этой па­утины, ничего не купив. Вос­точные торговцы — тонкие пси­хологи и искусные обольстите­ли. «В первые два дня пребы­вания в Египте ничего не поку­пайте! Ходите, осматривай­тесь», — предупреждают своих соотечественников российские гиды. Они расскажут о реаль­ных ценах на то и на это, обучат простейшим приемам избежать надувательства, и все равно всегда отыщутся пострадав­шие, купившие бусы из пласт­массовой бирюзы или мифи­ческий участок земли на бере­гу Красного моря. Причем вов­се не обязательно, что вы ста­ли жертвой местных злоумыш­ленников. Увы, длинные руки российских мошенников дотя­нулись уже и до далекого Егип­та.

Если вас судьба однажды занесет в египетские пески и в этих самых песках, умирая от жажды, вы вдруг встретите не в меру любезного соотечествен­ника, предлагающего совер­шить бесплатный демонстра­ционный заплыв к живописным коралловым рифам на экскур­сионной подводной лодке, бес­платное сафари на джипах или еще что-нибудь бесплатное в том же роде, бегите от него как черт от ладана. Знайте: это счастливое видение — всего лишь мираж. Заманчивое пред­ложение обернется тем, что вас и еще нескольких таких же доверчивых привезут в какой-нибудь зальчик и попытаются всучить несуществующую не­движимость за рубежом. Эта столь распространенная в наши дни афера называется красивым словом «таймшер».

Да и просто отправляясь за покупками, на египетской зем­ле надо быть максимально осторожным и не забывать торго­ваться. Не то чтобы вас обяза­тельно надуют. Покупателя, который не торгуется, на Востоке просто не уважают. Торгуется же араб примерно так.

Прежде всего он, разумеется, заломит за свой товар какую-нибудь страшную цену. Впрочем, тут же в силу необъяснимой, внезапно развившейся симпатии именно к вам торговец готов слегка снизить ее. Если клиент купил товар — хорошо, если смог устоять против этого первого искушения и продолжает торговаться — тоже неплохо: тем самым он обнаружил свою заинтересованность в покупке. Торговец сде­лает ему еще пару мелких уступок, но не более того. В обоих случаях вы — покупатель — бездарно проиграли битву за приглянувшийся вам то­вар. Чтобы не подарить про­тивнику столь легкую победу, нужно придерживаться совсем другой тактики.

Как только вы узнали первую цену, изобрази­те на лице неподдельное удив­ление. Можете даже слегка возмутиться. После чего не­медленно направляйтесь к вы­ходу. Будьте уверены, торго­вец догонит вас и спросит о вашей цене. Теперь в вашем распоряжении два варианта действий. Можно назвать ка­кую-нибудь до неприличия низ­кую цену, а затем, торгуясь с продавцом, остановиться в ито­ге на чем-то взаимоприемле­мом. А можно продолжать ло­мать комедию, разыгрывая ре­шительный и непреклонный уход. На каждый ваш шаг тор­говец сам будет выкрикивать новую цену. Последняя цена будет настолько низка, что вы застынете в дверях потрясен­ный. Вы согласны, вы ударяете по рукам. Сделка состоялась. Вы счастливы. Но тут продавец неожиданно отыгрывает назад, заявляет, что он передумал и если вы хотите уйти из лавки с покупкой, то должны за нее еще немножечко доплатить: прямой расчет на то, что чело­век уже свыкся с приобретен­ной вещью, а следовательно, будет вынужден раскошелить­ся. Горе тому туристу, который выдаст свое огорчение. Торго­вец-араб, снова оказавшись хо­зяином положения, уже боль­ше не упустит инициативу из своих рук.

Выход один — демонстриро­вать и дальше полное равноду­шие и невозмутимость. В этом случае торговец забирает свой товар и выглядит даже немно­го рассерженным. Сделка не состоялась. Вы выходите из лавки не без некоторого со­мнения — а вдруг и впрямь чуть переборщили и обидели тако­го доброго и уступчивого чело­века. Но что это? Уже на улице продавец догоняет вас. Он со­гласен на ваши условия. Вы вознаграждены за свою твер­дость, вы чувствуете себя по­бедителем. Но и торговец не разочарован. Ему не удалось вас по-крупному объегорить, но будьте уверены, в накладе он не остался, а кроме всего, получил удовольствие от увлекательного поединка с достойным противником.

Арабский торговец
Арабский торговец во всей своей красе
Артистизм, соревнователь­ность, тяга к остроте ощуще­ний в крови у восточного чело­века. Если вы азартны, любите слегка пощекотать нервы себе и другим и в то же время люби­те посещать магазины — Египет ваша страна. Если же вам боль­ше по душе уединение и спо­койные прогулки по незнако­мому городу, лучше оставай­тесь на пляже или в гостинице. Спокойно прогуляться по Хур­гаде вряд ли удастся. К вам будут постоянно липнуть тор­говцы. Вы будете вынуждены все время отвечать на их при­ветствия и на два-три стан­дартных вопроса («Откуда при­ехал?», «Как дела?», «Как зо­вут?»), объяснять, почему не можете зайти в лавку и т. д.

Но и лежа на пляже, очень трудно надолго уединиться. Свирепое африканское солнце быстро прожжет вас насквозь и превратит в ходячую мумию. Вы почувствуете, что ваша кожа вам больше не принадлежит. В то же время дорога в город теперь уже будет отрезана. С обгоревшей красной физионо­мией нечего и думать ходить по лавкам. По ней проница­тельные торговцы безошибоч­но опознают в вас человека, только-только приехавшего, а следовательно, глупого и не­сведущего. Они будут ломить такую цену за свой товар, что не только тело под одеждой, но и земля будет гореть у вас под ногами.

В этой критической ситуации не останется ничего другого, как подумать о вечном, а имен­но — о знаменитых египетских достопримечательностях. За дополнительную плату всех же­лающих упакуют в автобусы и под охраной военных отправят прямо в пески.

Из жизни фараонов

Там, далеко, за песками и мертвыми горами, в дельте Нила еще сохранились разва­лины древней страны, чьи жре­цы владели тайными знаниями о природе вещей, а цари воз­намерились бросить вызов вре­мени. Они возводили гигант­ские сооружения, стены кото­рых покрывали текстами о сво­их великих делах, их набальза­мированные трупы терпеливо ждали будущего воскрешения в тайных гробницах. Но их план удался не вполне. Древняя страна, древний язык давно умерли. Могилы фараонов раз­граблены, а ничтожные остат­ки древней архитектуры ис­пользуются сугубо в коммер­ческих целях.

На протяжении тысячелетий наследие Египта разрушалось, распродавалось, растаскива­лось. Религиозные фанатики уничтожали храмы бога Солнца, иностранные завоеватели с большой охотой вывозили сфинксов и обелиски, местные жители сделали расхищение древних сокровищ наследст­венным ремеслом. Когда чле­ны одной из таких семей, спе­циализировавшиеся на раскоп­ках тайных захоронений в до­лине Царей, в результате дли­тельных перекрестных допро­сов сознались в содеянном и привели следователей и уче­ных в одну из секретных гроб­ниц, те были просто поражены увиденным. В ней, сваленные в кучу, лежали мумии 36 фараонов, принесенные грабителя­ми из других тайных мест.

Как ни заботились древние цари о сохранности собствен­ных великолепных могил, как ни прятались от людей после смерти, а все равно потомки нашли и осквернили их пос­ледний приют. Повезло одно­му лишь юному Тутанхамону, чья гробница оказалась под захоронением другого фарао­на, и грабители ее не замети­ли. Так время посмеялось над царями Египта. Великие фа­раоны ходили в великие похо­ды, возводили в свою честь гигантских колоссов, правда­ми и неправдами завоевывая посмертную славу. Но вся по­смертная слава досталась малоизвестному Тутанхамону, умершему в восемнадцать лет и не успевшему ничего совер­шить в жизни. Он как лежал, так и лежит в своем золотом сар­кофаге (который ученые уже много лет не решаются открыть, опасаясь, что после этого му­мия начнет разлагаться). Весь мир знает золотого юношу с прекрасным лицом, ныне по­коящегося в каирском музее. А от многих фараонов не оста­лось даже имен. Все содеян­ное ими поглотили пески и все­побеждающая жадность потом­ков.
Фараон Тутанхамон
Тутанхамон — самый везучий из всех фараонов
И сегодня, куда бы вы ни ехали, к пирамидам в Гизе или в древнюю столицу Египта, «стовратные Фивы», возьмите с собой побольше денег. Пото­му что на страже этих священ­ных мест стоит целая армия попрошаек. Нет, это не будут нищие в привычном нашем понимании. Египетские попро­шайки претендуют на большее. Как минимум они — обслужи­вающий персонал, как макси­мум — проводники в прошлое. Куда бы вы ни попали, где бы ни оказались, везде увидите эту протянутую руку, лукаво-­звериное выражение глаз и услышите волшебное слово «бакшиш». За бакшиш (да что там за бакшиш, за банку пива) вам откроют любую запретную дверь, отведут туда, куда ту­ристов обычно не водят, пока­жут то, что никогда не показы­вают. Хочешь — можешь самым непотребным образом осед­лать каменного сфинкса или даже самого фараона, хочешь — снимай со вспышкой в гроб­нице, хотя делать это строжай­ше запрещено (фотовспышка пагубно влияет на краску, по­крывающую иероглифы). Толь­ко заплати. Среди арабов всег­да отыщется куча охотников залезть к тебе в кадр или дать совет, как выбрать лучший ра­курс. Они попытаются продать тебе гашиш и оказать другие сомнительные услуги.

В такой нервной обстановке крайне затруднительно об­щаться с вечностью, да и вооб­ще на чем-то сосредоточиться и что-то сообразить. К тому же график посещения достопримечательностей настолько плотный, что туристы вынуж­дены двигаться чуть ли не бе­гом. Толпы зевак, съехавшихся со всего света, как муравьи копошатся в руинах. С неиз­менными бутылками питьевой воды под мышкой, с высунуты­ми от жары языками, они много­кратно бегают по одному и тому же маршруту: автобус, сувени­ры, развалины, ювелирная лав­ка, буклеты, ресторан. Ни тай­ная наука египетских жрецов, ни загадки пирамид для турис­та не существуют. Да и какие могут быть загадки, если ря­дом с отреставрированными иероглифами на стенах хра­мов местами отчетливо видны свежевыцарапанные каракули нашего современника, а внут­ри пирамиды тебе шибает в нос общественным туалетом. Все загадки давно разгаданы, все победы одержаны, а герои обратились в прах.

Огромные фараоны сидят, послушно сложив руки на ко­ленях, и позируют перед объ­ективами видеокамер. Об их ноги разбиваются волны ту­ристов. Солнце жарит их ока­меневшие плечи, а время стру­ится песком у них между паль­цами. Только ночью, когда все стихает и чернеет вокруг, они остаются наедине со своим последним, вечным судьей — безжизненной и молчаливой африканской пустыней. Пусты­ня — сфинкс, затаивший усмеш­ку. Она и есть самая главная достопримечательность здеш­них мест, которая знает и ви­дела все. Пустыня помнит жи­выми первых фараонов — стро­ителей пирамид, Александра Македонского, дерзко объявив­шего себя богом в этих песках, и пророка Моисея, впервые сформулировавшего божий закон. Помнит римские легио­ны, солдат Наполеона, танки Роммеля и советских военных специалистов. Она всех пере­жила и переживет, всех поми­рит и успокоит. Она никогда и никуда не торопится, потому что знает: время на ее стороне. Потому что она и есть само время. Рано или поздно эта пустыня уничтожит последние человечьи оазисы. Когда-ни­будь она засыпет и пирамиды. Но пока этого не произошло, каждый уважающий себя ту­рист обязательно должен по­бывать в Египте.

Владлен Чертинов

Статья из газеты «Смена» от 26 марта 1996 года

Одна из интереснейших тем отдыха на курортах — секс-туризм. Очень многие российские женщины ездят в Египет, Тунис, Турцию тупо за сексом. В России им этого сильно не хватает. И раз в год они отправляются в гости к хабибам и аниматорам. Недолюбленные дома российские (да и многие европейские) женщины готовы верить в примитивный набор словесных ухаживаний, которыми их одаривают восточные мужчины, многие из которых сделали оказание секс-услуг своей профессией. Это просто удивительно, насколько легко вроде бы не глупые дамы и всякие там бизнес-леди, потеряв головы от любви, попадаются в сети — заключают ни к чему не обязывающие мусульманина «гостевые» браки, становятся жертвами нехитрых разводок, отдают последние деньги своим бойфрендам. Об этом мы тоже писали не раз.

Тексты будут опубликованы позднее.

Твой дом — тюрьма-2
Как я по заданию редакции на зоне сидел
рекомендую
VK
OK
Facebook
Twitter
Telegram
WhatsApp
Email

Добавить комментарий

Страна бакшиш, или на развалинах вечности

Как не испортить себе отдых в Египте

VK
OK
Facebook
Twitter
Telegram
WhatsApp
Email
Как не испортить себе отдых в Египте
Сегодня Египет — одно из самых популярных туристических направлений. А тогда в 1996 году мы его для себя только открывали. Да и сам Египет себя еще только открывал в роли мирового курорта, только-только создав для того необходимую инфраструктуру. Я после этого был в Египте еще пару раз спустя десять лет. И могу сказать, что за это время мало что изменилось. Уверен, почти все написанное в 1996 году, актуально и сегодня. И советы, которые я дал в этом тексте туристам (например, о том, как правильно торговаться с арабами), тоже работают. Кстати, я тогда был в арабской стране в первый раз, но знакомые востоковеды, проработавшие в Египте не один год, высоко оценили этот текст — в том смысле, что мне удалось уловить кое-какие особенности арабского поведения. Главный же урок для журналистов: выезжая за рубеж, поднимитесь над собственным отдыхом. Будьте максимально полезны читателям. Не только описывайте заграничные туристические красоты и прелести, не повторяйте информацию, которой кишит интернет, а исследуйте! Сами откройте страну для себя. И поделитесь сделанными открытиями. А также реальными советами о том, как вести себя в данной конкретной стране, чтобы не испортить поездку и извлечь из нее максимум удовольствий и пользы.

«О, Египет, Египет! Прекратится твое существование, и останутся от тебя для будущих поколений лишь невероятные сказки, и ничего не сохранится от твоих сокровищ, кроме слов, вырезанных на камне».
Гермес

Русская зима лучше и приятней египетской. Кто не верит, может выложить 375 долларов и самолично в этом убедиться. Всего пять с половиной часов лету, и вместо промозглого Питера — зной африканской пустыни, вместо двадцатиградусного мороза — тридцати градусная жара. Наши люди шокированы, они тяжело расстаются со свитерами. Египтяне тоже все в свитерах. Египет — страна, территория которой на девять десятых занесена песком.

В Египте песку еще больше, чем снега в Сибири. Ночью при свете звезд, когда прилетает ветер с Крас­ного моря и вертит поземку, египетская пустыня очень напоминает заснеженную русскую степь, в которой когда-то умирал ямщик. Должно быть, египтяне подсознательно чувствуют это жуткое сходство, и поэтому они в свою тридцатиградусную зимнюю жару страшно мерзнут.

Только для туристов!

Сквозь тонированное стекло комфортабельного автобуса или видоискатель фотоаппара­та-мыльницы заезжий турист никогда не откроет для себя настоящее лицо современного Египта. Он никогда не узнает, что сорок процентов богатства этой страны сосредоточено в руках всего двух процентов ее населения, а подавляющее большинство египтян, как и весь арабский мир, неуклонно беднеет. Два миллиона жите­лей восемнадцатимиллионно­го Каира в буквальном смысле живут на кладбищах. В египет­ских городах можно встретить множество домов без крыш. Их обитатели спят под открытым небом вовсе не потому, что им так нравится. И даже не пото­му, что в Египте почти не быва­ет дождей. Причина в другом — дом с крышей считается до­мом достроенным, и за него уже нужно платить налог.
жилье в каирском некрополе
Многие египтяне живут на кладбищах
Впрочем, каирские трущобы или нищета кочевников-бедуи­нов запросто могут сойти за экзотику, а туристы не обязаны знать о повседневных тяготах страны, утратившей былую мощь и лидерство в арабском мире после поражения в шес­тидневной войне 1967 года и кэмп-дэвидских соглашений. Туристы приехали отдыхать. Для их отдыха египтяне, надо отдать им должное, за сравни­тельно короткий срок смогли создать всю необходимую ин­фраструктуру.

Символом бурно развиваю­щегося туристического бизне­са стал строящийся на берегу Красного моря курортный го­родок Хургада. Еще двадцать лет назад на его месте не было ничего, кроме минных полей и военного аэродрома. Сегодня отель громоздится на отеле, торговые лавки сверкают огня­ми, глаз слепнет от сувенирно­го изобилия, а вокруг вас ус­лужливо снуют всевозможные «бои» и «мэны».

Хургада — очаг западного ту­ристического стандарта, рас­пространяемого на весь мир. Резервация комфорта, прижа­тая к морю прожорливыми пес­ками. Этот комфорт дается дорогой ценой. По тонкой нит­ке трубопровода за сотни ки­лометров в Хургаду гоняют очи­щенную воду из Нила, для того чтобы туристы могли прини­мать душ и нежиться в про­хладных бассейнах. Сотни слу­жителей беспрестанно стригут и поливают газоны. Если этого не делать, зелень сразу погиб­нет и сюда снова вернется пе­сок.

Самый зеленый и благоухаю­щий из отелей — четырехзвез­дочный «Шедван голден бич» — знаменит еще тем, что в нем больше всего российских ту­ристов. Среди одинаковых не­мок и крикливых итальянок в большом количестве плавают наши лебедушки, нет-нет да и упрешься взглядом в до боли знакомый бритый затылок ка­кого-нибудь «нового русского». Повсюду в Хургаде звучит рус­ская речь, и это создает наше­му человеку дополнительные удобства. Истинного патриота не могут не обрадовать трога­тельные надписи на родном языке типа: «Делаем пельме­ни» или «Обеды недорого».
Египтяне усиленно учат рус­ский. Слава Богу, они еще не выучились на нем материться, но зато, презрев строгие кано­ны ислама, многие из них всег­да готовы купить у тебя или обменять на что-нибудь бутыл­ку водки. Вдобавок местные жители взяли за правило заиг­рывать с русскими женщина­ми. На каждом углу они обеща­ют их озолотить и предлагают свою дружбу на вечер. Но де­лают это все же не слишком навязчиво. Столкнувшись с недвусмысленным и решитель­ным «нет», арабы грустно ухо­дят. Настоящее упорство и жизненную искушенность они демонстрируют совсем в дру­гих вопросах — прежде всего касающихся товарно-денежных отношений.

Как торговаться с египтянами

Если какому-нибудь арабу удалось увлечь вас в свою ко­варную лавку, вам будет очень трудно выпутаться из этой па­утины, ничего не купив. Вос­точные торговцы — тонкие пси­хологи и искусные обольстите­ли. «В первые два дня пребы­вания в Египте ничего не поку­пайте! Ходите, осматривай­тесь», — предупреждают своих соотечественников российские гиды. Они расскажут о реаль­ных ценах на то и на это, обучат простейшим приемам избежать надувательства, и все равно всегда отыщутся пострадав­шие, купившие бусы из пласт­массовой бирюзы или мифи­ческий участок земли на бере­гу Красного моря. Причем вов­се не обязательно, что вы ста­ли жертвой местных злоумыш­ленников. Увы, длинные руки российских мошенников дотя­нулись уже и до далекого Егип­та.

Если вас судьба однажды занесет в египетские пески и в этих самых песках, умирая от жажды, вы вдруг встретите не в меру любезного соотечествен­ника, предлагающего совер­шить бесплатный демонстра­ционный заплыв к живописным коралловым рифам на экскур­сионной подводной лодке, бес­платное сафари на джипах или еще что-нибудь бесплатное в том же роде, бегите от него как черт от ладана. Знайте: это счастливое видение — всего лишь мираж. Заманчивое пред­ложение обернется тем, что вас и еще нескольких таких же доверчивых привезут в какой-нибудь зальчик и попытаются всучить несуществующую не­движимость за рубежом. Эта столь распространенная в наши дни афера называется красивым словом «таймшер».

Да и просто отправляясь за покупками, на египетской зем­ле надо быть максимально осторожным и не забывать торго­ваться. Не то чтобы вас обяза­тельно надуют. Покупателя, который не торгуется, на Востоке просто не уважают. Торгуется же араб примерно так.

Прежде всего он, разумеется, заломит за свой товар какую-нибудь страшную цену. Впрочем, тут же в силу необъяснимой, внезапно развившейся симпатии именно к вам торговец готов слегка снизить ее. Если клиент купил товар — хорошо, если смог устоять против этого первого искушения и продолжает торговаться — тоже неплохо: тем самым он обнаружил свою заинтересованность в покупке. Торговец сде­лает ему еще пару мелких уступок, но не более того. В обоих случаях вы — покупатель — бездарно проиграли битву за приглянувшийся вам то­вар. Чтобы не подарить про­тивнику столь легкую победу, нужно придерживаться совсем другой тактики.

Как только вы узнали первую цену, изобрази­те на лице неподдельное удив­ление. Можете даже слегка возмутиться. После чего не­медленно направляйтесь к вы­ходу. Будьте уверены, торго­вец догонит вас и спросит о вашей цене. Теперь в вашем распоряжении два варианта действий. Можно назвать ка­кую-нибудь до неприличия низ­кую цену, а затем, торгуясь с продавцом, остановиться в ито­ге на чем-то взаимоприемле­мом. А можно продолжать ло­мать комедию, разыгрывая ре­шительный и непреклонный уход. На каждый ваш шаг тор­говец сам будет выкрикивать новую цену. Последняя цена будет настолько низка, что вы застынете в дверях потрясен­ный. Вы согласны, вы ударяете по рукам. Сделка состоялась. Вы счастливы. Но тут продавец неожиданно отыгрывает назад, заявляет, что он передумал и если вы хотите уйти из лавки с покупкой, то должны за нее еще немножечко доплатить: прямой расчет на то, что чело­век уже свыкся с приобретен­ной вещью, а следовательно, будет вынужден раскошелить­ся. Горе тому туристу, который выдаст свое огорчение. Торго­вец-араб, снова оказавшись хо­зяином положения, уже боль­ше не упустит инициативу из своих рук.

Выход один — демонстриро­вать и дальше полное равноду­шие и невозмутимость. В этом случае торговец забирает свой товар и выглядит даже немно­го рассерженным. Сделка не состоялась. Вы выходите из лавки не без некоторого со­мнения — а вдруг и впрямь чуть переборщили и обидели тако­го доброго и уступчивого чело­века. Но что это? Уже на улице продавец догоняет вас. Он со­гласен на ваши условия. Вы вознаграждены за свою твер­дость, вы чувствуете себя по­бедителем. Но и торговец не разочарован. Ему не удалось вас по-крупному объегорить, но будьте уверены, в накладе он не остался, а кроме всего, получил удовольствие от увлекательного поединка с достойным противником.

Арабский торговец
Арабский торговец во всей своей красе
Артистизм, соревнователь­ность, тяга к остроте ощуще­ний в крови у восточного чело­века. Если вы азартны, любите слегка пощекотать нервы себе и другим и в то же время люби­те посещать магазины — Египет ваша страна. Если же вам боль­ше по душе уединение и спо­койные прогулки по незнако­мому городу, лучше оставай­тесь на пляже или в гостинице. Спокойно прогуляться по Хур­гаде вряд ли удастся. К вам будут постоянно липнуть тор­говцы. Вы будете вынуждены все время отвечать на их при­ветствия и на два-три стан­дартных вопроса («Откуда при­ехал?», «Как дела?», «Как зо­вут?»), объяснять, почему не можете зайти в лавку и т. д. Но и лежа на пляже, очень трудно надолго уединиться. Свирепое африканское солнце быстро прожжет вас насквозь и превратит в ходячую мумию. Вы почувствуете, что ваша кожа вам больше не принадлежит. В то же время дорога в город теперь уже будет отрезана. С обгоревшей красной физионо­мией нечего и думать ходить по лавкам. По ней проница­тельные торговцы безошибоч­но опознают в вас человека, только-только приехавшего, а следовательно, глупого и не­сведущего. Они будут ломить такую цену за свой товар, что не только тело под одеждой, но и земля будет гореть у вас под ногами. В этой критической ситуации не останется ничего другого, как подумать о вечном, а имен­но — о знаменитых египетских достопримечательностях. За дополнительную плату всех же­лающих упакуют в автобусы и под охраной военных отправят прямо в пески.

Из жизни фараонов

Там, далеко, за песками и мертвыми горами, в дельте Нила еще сохранились разва­лины древней страны, чьи жре­цы владели тайными знаниями о природе вещей, а цари воз­намерились бросить вызов вре­мени. Они возводили гигант­ские сооружения, стены кото­рых покрывали текстами о сво­их великих делах, их набальза­мированные трупы терпеливо ждали будущего воскрешения в тайных гробницах. Но их план удался не вполне. Древняя страна, древний язык давно умерли. Могилы фараонов раз­граблены, а ничтожные остат­ки древней архитектуры ис­пользуются сугубо в коммер­ческих целях.

На протяжении тысячелетий наследие Египта разрушалось, распродавалось, растаскива­лось. Религиозные фанатики уничтожали храмы бога Солнца, иностранные завоеватели с большой охотой вывозили сфинксов и обелиски, местные жители сделали расхищение древних сокровищ наследст­венным ремеслом. Когда чле­ны одной из таких семей, спе­циализировавшиеся на раскоп­ках тайных захоронений в до­лине Царей, в результате дли­тельных перекрестных допро­сов сознались в содеянном и привели следователей и уче­ных в одну из секретных гроб­ниц, те были просто поражены увиденным. В ней, сваленные в кучу, лежали мумии 36 фараонов, принесенные грабителя­ми из других тайных мест.

Как ни заботились древние цари о сохранности собствен­ных великолепных могил, как ни прятались от людей после смерти, а все равно потомки нашли и осквернили их пос­ледний приют. Повезло одно­му лишь юному Тутанхамону, чья гробница оказалась под захоронением другого фарао­на, и грабители ее не замети­ли. Так время посмеялось над царями Египта. Великие фа­раоны ходили в великие похо­ды, возводили в свою честь гигантских колоссов, правда­ми и неправдами завоевывая посмертную славу. Но вся по­смертная слава досталась малоизвестному Тутанхамону, умершему в восемнадцать лет и не успевшему ничего совер­шить в жизни. Он как лежал, так и лежит в своем золотом сар­кофаге (который ученые уже много лет не решаются открыть, опасаясь, что после этого му­мия начнет разлагаться). Весь мир знает золотого юношу с прекрасным лицом, ныне по­коящегося в каирском музее. А от многих фараонов не оста­лось даже имен. Все содеян­ное ими поглотили пески и все­побеждающая жадность потом­ков.
Фараон Тутанхамон
Тутанхамон — самый везучий из всех фараонов
И сегодня, куда бы вы ни ехали, к пирамидам в Гизе или в древнюю столицу Египта, «стовратные Фивы», возьмите с собой побольше денег. Пото­му что на страже этих священ­ных мест стоит целая армия попрошаек. Нет, это не будут нищие в привычном нашем понимании. Египетские попро­шайки претендуют на большее. Как минимум они — обслужи­вающий персонал, как макси­мум — проводники в прошлое. Куда бы вы ни попали, где бы ни оказались, везде увидите эту протянутую руку, лукаво-­звериное выражение глаз и услышите волшебное слово «бакшиш». За бакшиш (да что там за бакшиш, за банку пива) вам откроют любую запретную дверь, отведут туда, куда ту­ристов обычно не водят, пока­жут то, что никогда не показы­вают. Хочешь — можешь самым непотребным образом осед­лать каменного сфинкса или даже самого фараона, хочешь — снимай со вспышкой в гроб­нице, хотя делать это строжай­ше запрещено (фотовспышка пагубно влияет на краску, по­крывающую иероглифы). Толь­ко заплати. Среди арабов всег­да отыщется куча охотников залезть к тебе в кадр или дать совет, как выбрать лучший ра­курс. Они попытаются продать тебе гашиш и оказать другие сомнительные услуги. В такой нервной обстановке крайне затруднительно об­щаться с вечностью, да и вооб­ще на чем-то сосредоточиться и что-то сообразить. К тому же график посещения достопримечательностей настолько плотный, что туристы вынуж­дены двигаться чуть ли не бе­гом. Толпы зевак, съехавшихся со всего света, как муравьи копошатся в руинах. С неиз­менными бутылками питьевой воды под мышкой, с высунуты­ми от жары языками, они много­кратно бегают по одному и тому же маршруту: автобус, сувени­ры, развалины, ювелирная лав­ка, буклеты, ресторан. Ни тай­ная наука египетских жрецов, ни загадки пирамид для турис­та не существуют. Да и какие могут быть загадки, если ря­дом с отреставрированными иероглифами на стенах хра­мов местами отчетливо видны свежевыцарапанные каракули нашего современника, а внут­ри пирамиды тебе шибает в нос общественным туалетом. Все загадки давно разгаданы, все победы одержаны, а герои обратились в прах. Огромные фараоны сидят, послушно сложив руки на ко­ленях, и позируют перед объ­ективами видеокамер. Об их ноги разбиваются волны ту­ристов. Солнце жарит их ока­меневшие плечи, а время стру­ится песком у них между паль­цами. Только ночью, когда все стихает и чернеет вокруг, они остаются наедине со своим последним, вечным судьей — безжизненной и молчаливой африканской пустыней. Пусты­ня — сфинкс, затаивший усмеш­ку. Она и есть самая главная достопримечательность здеш­них мест, которая знает и ви­дела все. Пустыня помнит жи­выми первых фараонов — стро­ителей пирамид, Александра Македонского, дерзко объявив­шего себя богом в этих песках, и пророка Моисея, впервые сформулировавшего божий закон. Помнит римские легио­ны, солдат Наполеона, танки Роммеля и советских военных специалистов. Она всех пере­жила и переживет, всех поми­рит и успокоит. Она никогда и никуда не торопится, потому что знает: время на ее стороне. Потому что она и есть само время. Рано или поздно эта пустыня уничтожит последние человечьи оазисы. Когда-ни­будь она засыпет и пирамиды. Но пока этого не произошло, каждый уважающий себя ту­рист обязательно должен по­бывать в Египте.

Владлен Чертинов

Статья из газеты «Смена» от 26 марта 1996 года

Одна из интереснейших тем отдыха на курортах — секс-туризм. Очень многие российские женщины ездят в Египет, Тунис, Турцию тупо за сексом. В России им этого сильно не хватает. И раз в год они отправляются в гости к хабибам и аниматорам. Недолюбленные дома российские (да и многие европейские) женщины готовы верить в примитивный набор словесных ухаживаний, которыми их одаривают восточные мужчины, многие из которых сделали оказание секс-услуг своей профессией. Это просто удивительно, насколько легко вроде бы не глупые дамы и всякие там бизнес-леди, потеряв головы от любви, попадаются в сети — заключают ни к чему не обязывающие мусульманина «гостевые» браки, становятся жертвами нехитрых разводок, отдают последние деньги своим бойфрендам. Об этом мы тоже писали не раз.

Тексты будут опубликованы позднее.

Твой дом — тюрьма-2
Как я по заданию редакции на зоне сидел
рекомендую
VK
OK
Facebook
Twitter
Telegram
WhatsApp
Email

Добавить комментарий

ТОП
свингеры
Без рубрики

Спаривание на свиноферме

Корреспонденты «Смены» проникли в тайное логово разврата — на совместную вечеринку петербургских и московских свингеров.

Новое в моем блоге
Мои книги
Previous slide
Next slide

Страна бакшиш, или на развалинах вечности

Как не испортить себе отдых в Египте

Как не испортить себе отдых в Египте
Сегодня Египет — одно из самых популярных туристических направлений. А тогда в 1996 году мы его для себя только открывали. Да и сам Египет себя еще только открывал в роли мирового курорта, только-только создав для того необходимую инфраструктуру. Я после этого был в Египте еще пару раз спустя десять лет. И могу сказать, что за это время мало что изменилось. Уверен, почти все написанное в 1996 году, актуально и сегодня. И советы, которые я дал в этом тексте туристам (например, о том, как правильно торговаться с арабами), тоже работают. Кстати, я тогда был в арабской стране в первый раз, но знакомые востоковеды, проработавшие в Египте не один год, высоко оценили этот текст — в том смысле, что мне удалось уловить кое-какие особенности арабского поведения. Главный же урок для журналистов: выезжая за рубеж, поднимитесь над собственным отдыхом. Будьте максимально полезны читателям. Не только описывайте заграничные туристические красоты и прелести, не повторяйте информацию, которой кишит интернет, а исследуйте! Сами откройте страну для себя. И поделитесь сделанными открытиями. А также реальными советами о том, как вести себя в данной конкретной стране, чтобы не испортить поездку и извлечь из нее максимум удовольствий и пользы.

«О, Египет, Египет! Прекратится твое существование, и останутся от тебя для будущих поколений лишь невероятные сказки, и ничего не сохранится от твоих сокровищ, кроме слов, вырезанных на камне».
Гермес

Русская зима лучше и приятней египетской. Кто не верит, может выложить 375 долларов и самолично в этом убедиться. Всего пять с половиной часов лету, и вместо промозглого Питера — зной африканской пустыни, вместо двадцатиградусного мороза — тридцати градусная жара. Наши люди шокированы, они тяжело расстаются со свитерами. Египтяне тоже все в свитерах. Египет — страна, территория которой на девять десятых занесена песком.

В Египте песку еще больше, чем снега в Сибири. Ночью при свете звезд, когда прилетает ветер с Крас­ного моря и вертит поземку, египетская пустыня очень напоминает заснеженную русскую степь, в которой когда-то умирал ямщик. Должно быть, египтяне подсознательно чувствуют это жуткое сходство, и поэтому они в свою тридцатиградусную зимнюю жару страшно мерзнут.

Только для туристов!

Сквозь тонированное стекло комфортабельного автобуса или видоискатель фотоаппара­та-мыльницы заезжий турист никогда не откроет для себя настоящее лицо современного Египта. Он никогда не узнает, что сорок процентов богатства этой страны сосредоточено в руках всего двух процентов ее населения, а подавляющее большинство египтян, как и весь арабский мир, неуклонно беднеет. Два миллиона жите­лей восемнадцатимиллионно­го Каира в буквальном смысле живут на кладбищах. В египет­ских городах можно встретить множество домов без крыш. Их обитатели спят под открытым небом вовсе не потому, что им так нравится. И даже не пото­му, что в Египте почти не быва­ет дождей. Причина в другом — дом с крышей считается до­мом достроенным, и за него уже нужно платить налог.
жилье в каирском некрополе
Многие египтяне живут на кладбищах
Впрочем, каирские трущобы или нищета кочевников-бедуи­нов запросто могут сойти за экзотику, а туристы не обязаны знать о повседневных тяготах страны, утратившей былую мощь и лидерство в арабском мире после поражения в шес­тидневной войне 1967 года и кэмп-дэвидских соглашений. Туристы приехали отдыхать. Для их отдыха египтяне, надо отдать им должное, за сравни­тельно короткий срок смогли создать всю необходимую ин­фраструктуру.

Символом бурно развиваю­щегося туристического бизне­са стал строящийся на берегу Красного моря курортный го­родок Хургада. Еще двадцать лет назад на его месте не было ничего, кроме минных полей и военного аэродрома. Сегодня отель громоздится на отеле, торговые лавки сверкают огня­ми, глаз слепнет от сувенирно­го изобилия, а вокруг вас ус­лужливо снуют всевозможные «бои» и «мэны».

Хургада — очаг западного ту­ристического стандарта, рас­пространяемого на весь мир. Резервация комфорта, прижа­тая к морю прожорливыми пес­ками. Этот комфорт дается дорогой ценой. По тонкой нит­ке трубопровода за сотни ки­лометров в Хургаду гоняют очи­щенную воду из Нила, для того чтобы туристы могли прини­мать душ и нежиться в про­хладных бассейнах. Сотни слу­жителей беспрестанно стригут и поливают газоны. Если этого не делать, зелень сразу погиб­нет и сюда снова вернется пе­сок.

Самый зеленый и благоухаю­щий из отелей — четырехзвез­дочный «Шедван голден бич» — знаменит еще тем, что в нем больше всего российских ту­ристов. Среди одинаковых не­мок и крикливых итальянок в большом количестве плавают наши лебедушки, нет-нет да и упрешься взглядом в до боли знакомый бритый затылок ка­кого-нибудь «нового русского». Повсюду в Хургаде звучит рус­ская речь, и это создает наше­му человеку дополнительные удобства. Истинного патриота не могут не обрадовать трога­тельные надписи на родном языке типа: «Делаем пельме­ни» или «Обеды недорого».
Египтяне усиленно учат рус­ский. Слава Богу, они еще не выучились на нем материться, но зато, презрев строгие кано­ны ислама, многие из них всег­да готовы купить у тебя или обменять на что-нибудь бутыл­ку водки. Вдобавок местные жители взяли за правило заиг­рывать с русскими женщина­ми. На каждом углу они обеща­ют их озолотить и предлагают свою дружбу на вечер. Но де­лают это все же не слишком навязчиво. Столкнувшись с недвусмысленным и решитель­ным «нет», арабы грустно ухо­дят. Настоящее упорство и жизненную искушенность они демонстрируют совсем в дру­гих вопросах — прежде всего касающихся товарно-денежных отношений.

Как торговаться с египтянами

Если какому-нибудь арабу удалось увлечь вас в свою ко­варную лавку, вам будет очень трудно выпутаться из этой па­утины, ничего не купив. Вос­точные торговцы — тонкие пси­хологи и искусные обольстите­ли. «В первые два дня пребы­вания в Египте ничего не поку­пайте! Ходите, осматривай­тесь», — предупреждают своих соотечественников российские гиды. Они расскажут о реаль­ных ценах на то и на это, обучат простейшим приемам избежать надувательства, и все равно всегда отыщутся пострадав­шие, купившие бусы из пласт­массовой бирюзы или мифи­ческий участок земли на бере­гу Красного моря. Причем вов­се не обязательно, что вы ста­ли жертвой местных злоумыш­ленников. Увы, длинные руки российских мошенников дотя­нулись уже и до далекого Егип­та.

Если вас судьба однажды занесет в египетские пески и в этих самых песках, умирая от жажды, вы вдруг встретите не в меру любезного соотечествен­ника, предлагающего совер­шить бесплатный демонстра­ционный заплыв к живописным коралловым рифам на экскур­сионной подводной лодке, бес­платное сафари на джипах или еще что-нибудь бесплатное в том же роде, бегите от него как черт от ладана. Знайте: это счастливое видение — всего лишь мираж. Заманчивое пред­ложение обернется тем, что вас и еще нескольких таких же доверчивых привезут в какой-нибудь зальчик и попытаются всучить несуществующую не­движимость за рубежом. Эта столь распространенная в наши дни афера называется красивым словом «таймшер».

Да и просто отправляясь за покупками, на египетской зем­ле надо быть максимально осторожным и не забывать торго­ваться. Не то чтобы вас обяза­тельно надуют. Покупателя, который не торгуется, на Востоке просто не уважают. Торгуется же араб примерно так.

Прежде всего он, разумеется, заломит за свой товар какую-нибудь страшную цену. Впрочем, тут же в силу необъяснимой, внезапно развившейся симпатии именно к вам торговец готов слегка снизить ее. Если клиент купил товар — хорошо, если смог устоять против этого первого искушения и продолжает торговаться — тоже неплохо: тем самым он обнаружил свою заинтересованность в покупке. Торговец сде­лает ему еще пару мелких уступок, но не более того. В обоих случаях вы — покупатель — бездарно проиграли битву за приглянувшийся вам то­вар. Чтобы не подарить про­тивнику столь легкую победу, нужно придерживаться совсем другой тактики.

Как только вы узнали первую цену, изобрази­те на лице неподдельное удив­ление. Можете даже слегка возмутиться. После чего не­медленно направляйтесь к вы­ходу. Будьте уверены, торго­вец догонит вас и спросит о вашей цене. Теперь в вашем распоряжении два варианта действий. Можно назвать ка­кую-нибудь до неприличия низ­кую цену, а затем, торгуясь с продавцом, остановиться в ито­ге на чем-то взаимоприемле­мом. А можно продолжать ло­мать комедию, разыгрывая ре­шительный и непреклонный уход. На каждый ваш шаг тор­говец сам будет выкрикивать новую цену. Последняя цена будет настолько низка, что вы застынете в дверях потрясен­ный. Вы согласны, вы ударяете по рукам. Сделка состоялась. Вы счастливы. Но тут продавец неожиданно отыгрывает назад, заявляет, что он передумал и если вы хотите уйти из лавки с покупкой, то должны за нее еще немножечко доплатить: прямой расчет на то, что чело­век уже свыкся с приобретен­ной вещью, а следовательно, будет вынужден раскошелить­ся. Горе тому туристу, который выдаст свое огорчение. Торго­вец-араб, снова оказавшись хо­зяином положения, уже боль­ше не упустит инициативу из своих рук.

Выход один — демонстриро­вать и дальше полное равноду­шие и невозмутимость. В этом случае торговец забирает свой товар и выглядит даже немно­го рассерженным. Сделка не состоялась. Вы выходите из лавки не без некоторого со­мнения — а вдруг и впрямь чуть переборщили и обидели тако­го доброго и уступчивого чело­века. Но что это? Уже на улице продавец догоняет вас. Он со­гласен на ваши условия. Вы вознаграждены за свою твер­дость, вы чувствуете себя по­бедителем. Но и торговец не разочарован. Ему не удалось вас по-крупному объегорить, но будьте уверены, в накладе он не остался, а кроме всего, получил удовольствие от увлекательного поединка с достойным противником.

Арабский торговец
Арабский торговец во всей своей красе
Артистизм, соревнователь­ность, тяга к остроте ощуще­ний в крови у восточного чело­века. Если вы азартны, любите слегка пощекотать нервы себе и другим и в то же время люби­те посещать магазины — Египет ваша страна. Если же вам боль­ше по душе уединение и спо­койные прогулки по незнако­мому городу, лучше оставай­тесь на пляже или в гостинице. Спокойно прогуляться по Хур­гаде вряд ли удастся. К вам будут постоянно липнуть тор­говцы. Вы будете вынуждены все время отвечать на их при­ветствия и на два-три стан­дартных вопроса («Откуда при­ехал?», «Как дела?», «Как зо­вут?»), объяснять, почему не можете зайти в лавку и т. д.

Но и лежа на пляже, очень трудно надолго уединиться. Свирепое африканское солнце быстро прожжет вас насквозь и превратит в ходячую мумию. Вы почувствуете, что ваша кожа вам больше не принадлежит. В то же время дорога в город теперь уже будет отрезана. С обгоревшей красной физионо­мией нечего и думать ходить по лавкам. По ней проница­тельные торговцы безошибоч­но опознают в вас человека, только-только приехавшего, а следовательно, глупого и не­сведущего. Они будут ломить такую цену за свой товар, что не только тело под одеждой, но и земля будет гореть у вас под ногами.

В этой критической ситуации не останется ничего другого, как подумать о вечном, а имен­но — о знаменитых египетских достопримечательностях. За дополнительную плату всех же­лающих упакуют в автобусы и под охраной военных отправят прямо в пески.

Из жизни фараонов

Там, далеко, за песками и мертвыми горами, в дельте Нила еще сохранились разва­лины древней страны, чьи жре­цы владели тайными знаниями о природе вещей, а цари воз­намерились бросить вызов вре­мени. Они возводили гигант­ские сооружения, стены кото­рых покрывали текстами о сво­их великих делах, их набальза­мированные трупы терпеливо ждали будущего воскрешения в тайных гробницах. Но их план удался не вполне. Древняя страна, древний язык давно умерли. Могилы фараонов раз­граблены, а ничтожные остат­ки древней архитектуры ис­пользуются сугубо в коммер­ческих целях. На протяжении тысячелетий наследие Египта разрушалось, распродавалось, растаскива­лось. Религиозные фанатики уничтожали храмы бога Солнца, иностранные завоеватели с большой охотой вывозили сфинксов и обелиски, местные жители сделали расхищение древних сокровищ наследст­венным ремеслом. Когда чле­ны одной из таких семей, спе­циализировавшиеся на раскоп­ках тайных захоронений в до­лине Царей, в результате дли­тельных перекрестных допро­сов сознались в содеянном и привели следователей и уче­ных в одну из секретных гроб­ниц, те были просто поражены увиденным. В ней, сваленные в кучу, лежали мумии 36 фараонов, принесенные грабителя­ми из других тайных мест. Как ни заботились древние цари о сохранности собствен­ных великолепных могил, как ни прятались от людей после смерти, а все равно потомки нашли и осквернили их пос­ледний приют. Повезло одно­му лишь юному Тутанхамону, чья гробница оказалась под захоронением другого фарао­на, и грабители ее не замети­ли. Так время посмеялось над царями Египта. Великие фа­раоны ходили в великие похо­ды, возводили в свою честь гигантских колоссов, правда­ми и неправдами завоевывая посмертную славу. Но вся по­смертная слава досталась малоизвестному Тутанхамону, умершему в восемнадцать лет и не успевшему ничего совер­шить в жизни. Он как лежал, так и лежит в своем золотом сар­кофаге (который ученые уже много лет не решаются открыть, опасаясь, что после этого му­мия начнет разлагаться). Весь мир знает золотого юношу с прекрасным лицом, ныне по­коящегося в каирском музее. А от многих фараонов не оста­лось даже имен. Все содеян­ное ими поглотили пески и все­побеждающая жадность потом­ков.
Фараон Тутанхамон
Тутанхамон — самый везучий из всех фараонов
И сегодня, куда бы вы ни ехали, к пирамидам в Гизе или в древнюю столицу Египта, «стовратные Фивы», возьмите с собой побольше денег. Пото­му что на страже этих священ­ных мест стоит целая армия попрошаек. Нет, это не будут нищие в привычном нашем понимании. Египетские попро­шайки претендуют на большее. Как минимум они — обслужи­вающий персонал, как макси­мум — проводники в прошлое. Куда бы вы ни попали, где бы ни оказались, везде увидите эту протянутую руку, лукаво-­звериное выражение глаз и услышите волшебное слово «бакшиш». За бакшиш (да что там за бакшиш, за банку пива) вам откроют любую запретную дверь, отведут туда, куда ту­ристов обычно не водят, пока­жут то, что никогда не показы­вают. Хочешь — можешь самым непотребным образом осед­лать каменного сфинкса или даже самого фараона, хочешь — снимай со вспышкой в гроб­нице, хотя делать это строжай­ше запрещено (фотовспышка пагубно влияет на краску, по­крывающую иероглифы). Толь­ко заплати. Среди арабов всег­да отыщется куча охотников залезть к тебе в кадр или дать совет, как выбрать лучший ра­курс. Они попытаются продать тебе гашиш и оказать другие сомнительные услуги.

В такой нервной обстановке крайне затруднительно об­щаться с вечностью, да и вооб­ще на чем-то сосредоточиться и что-то сообразить. К тому же график посещения достопримечательностей настолько плотный, что туристы вынуж­дены двигаться чуть ли не бе­гом. Толпы зевак, съехавшихся со всего света, как муравьи копошатся в руинах. С неиз­менными бутылками питьевой воды под мышкой, с высунуты­ми от жары языками, они много­кратно бегают по одному и тому же маршруту: автобус, сувени­ры, развалины, ювелирная лав­ка, буклеты, ресторан. Ни тай­ная наука египетских жрецов, ни загадки пирамид для турис­та не существуют. Да и какие могут быть загадки, если ря­дом с отреставрированными иероглифами на стенах хра­мов местами отчетливо видны свежевыцарапанные каракули нашего современника, а внут­ри пирамиды тебе шибает в нос общественным туалетом. Все загадки давно разгаданы, все победы одержаны, а герои обратились в прах.

Огромные фараоны сидят, послушно сложив руки на ко­ленях, и позируют перед объ­ективами видеокамер. Об их ноги разбиваются волны ту­ристов. Солнце жарит их ока­меневшие плечи, а время стру­ится песком у них между паль­цами. Только ночью, когда все стихает и чернеет вокруг, они остаются наедине со своим последним, вечным судьей — безжизненной и молчаливой африканской пустыней. Пусты­ня — сфинкс, затаивший усмеш­ку. Она и есть самая главная достопримечательность здеш­них мест, которая знает и ви­дела все. Пустыня помнит жи­выми первых фараонов — стро­ителей пирамид, Александра Македонского, дерзко объявив­шего себя богом в этих песках, и пророка Моисея, впервые сформулировавшего божий закон. Помнит римские легио­ны, солдат Наполеона, танки Роммеля и советских военных специалистов. Она всех пере­жила и переживет, всех поми­рит и успокоит. Она никогда и никуда не торопится, потому что знает: время на ее стороне. Потому что она и есть само время. Рано или поздно эта пустыня уничтожит последние человечьи оазисы. Когда-ни­будь она засыпет и пирамиды. Но пока этого не произошло, каждый уважающий себя ту­рист обязательно должен по­бывать в Египте.

Владлен Чертинов

Статья из газеты «Смена» от 26 марта 1996 года

Одна из интереснейших тем отдыха на курортах — секс-туризм. Очень многие российские женщины ездят в Египет, Тунис, Турцию тупо за сексом. В России им этого сильно не хватает. И раз в год они отправляются в гости к хабибам и аниматорам. Недолюбленные дома российские (да и многие европейские) женщины готовы верить в примитивный набор словесных ухаживаний, которыми их одаривают восточные мужчины, многие из которых сделали оказание секс-услуг своей профессией. Это просто удивительно, насколько легко вроде бы не глупые дамы и всякие там бизнес-леди, потеряв головы от любви, попадаются в сети — заключают ни к чему не обязывающие мусульманина «гостевые» браки, становятся жертвами нехитрых разводок, отдают последние деньги своим бойфрендам. Об этом мы тоже писали не раз.

Тексты будут опубликованы позднее.

Твой дом — тюрьма-2
Как я по заданию редакции на зоне сидел
рекомендую
Поделиться

Добавить комментарий

Еще статьи из рубрик «Путешествия» и «Лучшие репортажи»
ТОП
свингеры
Без рубрики

Спаривание на свиноферме

Корреспонденты «Смены» проникли в тайное логово разврата — на совместную вечеринку петербургских и московских свингеров.

Новое в моем блоге
Мои книги
Previous slide
Next slide

Мой сайт использует файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нем