Спаривание на свиноферме

Корреспонденты «Смены» проникли в тайное логово разврата — на совместную вечеринку петербургских и московских свингеров

Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в telegram
Telegram
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в email
Email
свингеры
Блестящий текст экстремальной журналистки «Смены» Валерии Агаповой. Экстремальной потому, что обычные спокойные темы Лера отписывала довольно средне, зато в «необычных», подчас даже реально опасных ситуациях будто преображалась — у нее появлялся драйв, менялся стиль. Есть такие люди и в том числе журналисты, которым нужен адреналин. Главное, обеспечить им фронт подходящих работ, что, к сожалению, в журналистике, даже в желтой, не всегда возможно. Этот текст о проникновении в «логово свингеров» — маленький Лерин шедевр. И ведь как классно написан! Иронично, стильно и деликатно, хотя в такой теме запросто можно было скатиться в пошлость или натурализм. И это одна из главных опасностей, подстерегающих журналистов, которые берутся писать о сексе. Кстати, Валерия реально встретила на свингерской вечеринке парочку довольно известных в Петербурге людей. Мы, естественно, не стали называть их фамилий, соблюли их право на частную жизнь. А одного — «руководителя» свингеров по кличке Туз — Валерия даже зашифровала, изменила ему род занятий. Сделала милицейским начальником, хотя на самом деле он был известным врачом. И хорошим врачом, реально спасавшим людей, детей — и об этой не тайной, а явной стороне его жизни нам тоже доводилось писать. Журналист в чем-то похож на врача. В том смысле, что ему нередко становятся известны чужие секреты и диагнозы. Правильно и в то же время этично распорядиться такими знаниями — это требует профессионализма и мастерства

Не так давно в редакцию позвонила женщина Жанна:

— Скажите, что вам известно о свингерстве?

Странное словечко, похо­жее на «свинство», было мне неведомо.

— Ничего, — честно призна­лась я.

— Это обмен женами и мужьями! — с ужасом в голосе произнесла звонившая. — Мой муж, чье имя я не буду про­износить, поскольку оно слишком известно, вынужда­ет меня спать с другими муж­чинами. При этом он сам де­лает «это», — несчастная вы­держала многозначительную паузу, — с женами этих муж­чин прямо на моих глазах.

Я потеряла дар речи. Как муж способен подкладывать свою законную супругу в пос­тель к другому?! В голове не укладывалось.

«Боюсь, меня изнасилуют»

— Завтра муж поведет меня на какую-то вечеринку, где соберут­ся все свингеры Москвы и Пе­тербурга, — торопливо заговори­ла Жанна, — боюсь, меня там просто изнасилуют.

— Где будет вечеринка?

— Не знаю. Вся информация в Интернете. Нам выслали пригла­шения и пароли, но муж держит их у себя…

Попрощавшись с Жанной, я за­думалась. Конечно, ничто не ме­шало ей покинуть мужа со стран­ностями, наверное, все-таки несчастная женщина до сих пор живет с ним из-за материальных благ. Почему она не обратилась в полицию нравов? Боится «засве­тить» имя супруга в милицейских отчетах? «В таком случае это ее проблемы», — подумала я и тут же осеклась: любопытство одержало верх над рассудительностью.

И я отправилась к компьютеру.

Доступ в улей

Набрав в поисковой системе «Яндекс» четыре слова: «свинге­ры», «вечеринка», «Петербург» и «клуб», я сразу же попала на страничку российского клуба свингеров. Удивило количество зарегистрированных пользова­телей — 6 340 человек. На главной странице висело объявление о том, что завтра пройдет ежегод­ное «Чат-свинг-пати в Петербур­ге». Но где и во сколько — не ука­зывалось. Тогда я зашла в чат свингеров (чат — это такое место в сети, где посетители могут об­щаться друг с другом в режиме реального времени) и начала бе­седу с одним из обитателей Сети по кличке Вандерлей:

— Идешь на вечеринку?
— Да. А ты?
— Иду. Может, вместе пойдем?
— Я с супругой вообще-то, а ты, надеюсь, с мужем?
— Конечно.
— Встретимся у метро.
— У какого?
— Рядом с клубом которое.
— А какое там?
— Не морочь мне голову. Что, не знаешь, где мы встречаемся?
— Не знаю. Но очень хочется.

Минут пять Вандерлей молчал. Потом изрек:

— Клуб «Осиное гнездо», па­роль — слово «улей». Но учтите, вас не пропустит туда никто. Как я понимаю, вы новенькие? И ре­комендаций у вас нет…
— Да, мы действительно но­венькие. А рекомендации от кого должны быть?
— Ну не с места же работы! Ре­комендацию можно получить только в том случае, если вы имели отношения с двумя или более парами.
— Это в смысле «секс» мы с эти­ми парами делать должны?
— Вы никому ничего не должны. Если хотите быть свингерами, будьте ими. Удачи вам. Помните, главный у нас в клубе — Туз.

Я попрощалась со странным человеком Вандерлеем. Пароль и название клуба были добыты. Оставалось только проникнуть внутрь «Осиного гнезда».

«Запомни, ты фригидна!»

До начала вечеринки остава­лось три часа. За это время кор­респонденту «Смены» надо было срочно найти «мужа». Решила спросить совета у коллеги: «Де­ло интересное есть. Нужен муж­чина, который бы мужа изобра­жал на вечеринке одной».

— Чтоб ревность вызвать у кого-нибудь или по работе? — заинте­ресовался редактор отдела кри­минала Сергей Андреев.
— По работе!
— Ну, считай, что муж у тебя уже есть. Но только на один вечер, — предупредил Сергей.

Одевшись в наряды, которые в обычной жизни носить никто не рискнет, мы отправились в «Оси­ное гнездо». По дороге я объяс­нила Сергею, что нас ждет в клу­бе. А он придумал легенду: «Мы женаты три года, я юрист, ты сек­ретарша, детей нет, дома только черепашка, в гости не приглаша­ем, бабушка больная там живет, свингерами стали потому, что ты фригидна».

— Сергей, а что если они заста­вят нас с ними «того», — вдруг за­беспокоилась я.
— Если что, я скажу, что сегодня «того» с тобой я и только я.

Заметив мой беспокойный взгляд, Сергей добавил:
— Понарошку, разумеется!

Прошли внутрь!

С невеселыми думами мы подъехали к «Осиному гнезду» за час до начала вечеринки. Се­ли в засаде на автобусной остановке.

— К дверям клуба подъез­жали машины — сплошь иномар­ки. Из них выходили хорошо одетые пары. Возраст — от 25 до 40. По всему было видно, что все парочки знают друг друга. Очень внимательны были муж­чины: и дверцы машины своим дамам открывают, и ручку-то они подают, и аккуратно берут под локоток, и нежно приобнимают за талию. Двери перед парами распахивал охранник. Мы дож­дались большего потока людей. Пристроившись к группе свинге­ров из 7 человек, шепнули на ушко охраннику слово «улей» и прошли внутрь. Но нас остано­вили в гардеробе.

— Бейджи (что-то вроде визитки с фамилией. — Ред.), по­жалуйста, — вкрадчивым, но тре­бовательным голосом попросил охранник.
— Какие бейджи? — удивилась я, но под грозным взглядом охран­ника тут же поправила себя: — Ах да! Бейджи! Ой, ну Сережа, ну бейджи-то у тебя!
— Дорогая, — Сергей стал похлопывать себя по карманам, — никак я их забыл? Прости. Не расстраивайся, солнышко, сей­час что-нибудь придумаем.
— Прошу на выход! — потребо­вал охранник и для убедитель­ности достал рацию.

Проходившие мимо нас свин­геры перешептывались: «чужие», «туристы», «да нет, новенькие»… Нас уже взяли под ручки и вели на выход, когда я что есть мочи завозмущалась:

— А ну-ка! Приведи мне сюда быстро Туза.

На мгновение звуки в «Осином гнезде» стихли. Все головы были повернуты в нашу сторону.

— Ну если вам так надо, — поме­нял настрой секьюрити.

Через минуту в холл вышел симпатичный мужчина лет соро­ка. Сама не зная почему, но я ки­нулась ему на шею и капризным голосом произнесла:

— Туз, мы забыли бейджи дома. Нас не пускают.

Туз по-отечески похлопал меня по плечу:

— А кто вы?

Мы с Сергеем представились.

— Это все интересно, — усмех­нулся мужчина, — но дело в том, что я знаком лично со ВСЕМИ членами клуба. Вас я не знаю. Значит, вы — чужие.

«Начальник» свингеров уже бы­ло развернулся в противополож­ную сторону, как я притянула его к себе и, преодолевая отвраще­ние, поцеловала. Туз улыбнулся.

— Ладно, ребята. Проходите. Я сегодня добрый. Но чтобы бейд­жи забывали в первый и послед­ний раз.

«Дорогие мои извращенцы»

Полутемный зал представлял собой два этажа, на первом — столики, сцена, бар и пилон (шест для стриптиза. — Ред.), на втором — диванчики и опять-таки пилон. Около бара находился чил-аут («приватная комната»). Всего в зале было около 100 пар. Полуодетые официантки прини­мали заказы, свингеры чмока­лись, приветствуя друг друга. Некоторые мужчины «по-братс­ки» обнимались. Мы заняли один из столиков. К нам тут же подсе­ли две пары. Познакомились. Николай с женой Викторией (40 и 32 года), Дима с супругой Але­ной (30 и 27 лет) оказались до­вольно приятными людьми. Дмитрий — преподаватель вуза, Николай — бизнесмен-строитель. Обе женщины не работают, одна — потому, что запрещает муж, другая — потому, что ухаживает за маленьким ребенком. Около ча­са мы ели, пили шампанское, разговаривали обо всем на све­те. И тут на сцену вышел Туз. «Гнездо» чуть ли не разорвало от аплодисментов и выкриков.

— Дорогие мои извращенцы, — сказал «начальник свингеров». — У меня для вас приятный сюрп­риз. К нам на вечеринку приеха­ли московские свингеры! Прошу их подняться на сцену.

Следующие полчаса москвичи рассказывали, как они любят Пи­тер, свингеров и друг друга. За­тем был показан стриптиз. Сна­чала — профессиональными стриптизерами, затем — женами присутствующих. Кондиционер работал неважно. На лбу у муж­чин появлялась испарина. Поти­хоньку свингеры начинали раз­деваться.

Наши соседи по столи­ку поменялись друг с дру­гом своими «половинками». Але­на и Вика расстегнули кофточки. Но это были только цветочки. Не успели подать горячее, как дамы стянули и юбки. Трапезу обе женщины продолжили в колгот­ках, обуви и бюстгальтерах. Пока парочки целовались, к моему «мужу» пристали дамы с сосед­него столика. Одна с какой-то стати стала делать ему массаж, другая внаглую уселась к Сергею на колени. Подумав, что «я лиш­няя на этом празднике жизни», я встала и пошла посмотреть, что происходит на втором этаже и в чил-ауте. А там…

Дамы, пришедшие в «гнездо» вместе с мужчинами, вовсю пре­давались плотским утехам. Одежда была аккуратно повеше­на на спинки стульев. Среди участников разврата мной были замечены один известный питерский диджей и парочка товарищей, которых я раньше встреча­ла по работе на разных городс­ких мероприятиях.

Ощущение такое, будто я по­пала на животноводческую фер­му. Люди, находившиеся в чил­ауте, напоминали животных во время спаривания. Мужчины, женщины, руки, ноги и прочие части тела мелькали в красном освещении комнаты. Я поспеши­ла вернуться к «мужу», дабы ме­ня не вовлеки силой в эту кучу-малу.

«Нам завтра на работу»

Соседи по столику уже изряд­но приняли на грудь и заныли, что хотят «продолжения банке­та». Нас с Сергеем и Алену с Ди­мой Николай радушно пригласил в свой загородный дом. Мы от­некивались.

— В сауну сходим, — уговаривал нас Коля, — поплаваем, пивка попьем, кино запишем. Ну пое­хали же!

— Нет, нет! — запротестовали мы с Сергеем. — Нам завтра на рабо­ту.

Обменявшись со свингерами телефонами, мы отправились на выход. Там нас встретил Туз. По­жав руку Сергею, он подмигнул мне и взял с нас честное слово впредь ходить на мероприятия чаще.

P. S. Спустя два месяца на од­ной из пресс-конференций, посвященной борьбе с «оборот­нями в погонах», я увидела Туза, а он меня. По долгу службы за­давала этому человеку вопро­сы, он краснел, терялся, отве­чал. После окончания пресс- конференции Туз выловил меня в коридоре и попросил не выда­вать его, пообещав при этом «круглую» сумму. На это я отве­тила: «Ваше тело — ваше дело. Вы можете спать с кем хотите. И я не буду вас выдавать, пос­кольку у каждого есть скелет в шкафу». «И у вас?» — спросил Туз. — «И у меня».

Валерия Агапова

Статья из газеты «Смена» от 25 марта 2004 года

Свингеры — они, конечно, извращенцы, но вроде как не опасные. Взрослые люди, у которых сбило планку. Их можно пожалеть, над ними можно посмеяться. Кто-то, может быть, даже им позавидует. Деградировать проще чем прогрессировать, и каждый по-своему сходит с ума. В «МК» в Питере» мы провели другой эксперимент. Журналистка изображала на сайтах знакомств несовершеннолетнюю девочку, которую вела переписку со взрослыми дядями. И вот тут было уже не до смеха.

Текст будет опубликован позднее.

Твой дом — тюрьма-2
Как я по заданию редакции на зоне сидел
рекомендую
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в telegram
Telegram
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в email
Email

Добавить комментарий

Еще статьи из рубрик «Испытано на себе», «Мужчины и женщины», «Расследование» и «Лучшие репортажи»

Спаривание на свиноферме

Корреспонденты «Смены» проникли в тайное логово разврата — на совместную вечеринку петербургских и московских свингеров

Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в telegram
Telegram
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в email
Email
свингеры
Блестящий текст экстремальной журналистки «Смены» Валерии Агаповой. Экстремальной потому, что обычные спокойные темы Лера отписывала довольно средне, зато в «необычных», подчас даже реально опасных ситуациях будто преображалась — у нее появлялся драйв, менялся стиль. Есть такие люди и в том числе журналисты, которым нужен адреналин. Главное, обеспечить им фронт подходящих работ, что, к сожалению, в журналистике, даже в желтой, не всегда возможно. Этот текст о проникновении в «логово свингеров» — маленький Лерин шедевр. И ведь как классно написан! Иронично, стильно и деликатно, хотя в такой теме запросто можно было скатиться в пошлость или натурализм. И это одна из главных опасностей, подстерегающих журналистов, которые берутся писать о сексе. Кстати, Валерия реально встретила на свингерской вечеринке парочку довольно известных в Петербурге людей. Мы, естественно, не стали называть их фамилий, соблюли их право на частную жизнь. А одного — «руководителя» свингеров по кличке Туз — Валерия даже зашифровала, изменила ему род занятий. Сделала милицейским начальником, хотя на самом деле он был известным врачом. И хорошим врачом, реально спасавшим людей, детей — и об этой не тайной, а явной стороне его жизни нам тоже доводилось писать. Журналист в чем-то похож на врача. В том смысле, что ему нередко становятся известны чужие секреты и диагнозы. Правильно и в то же время этично распорядиться такими знаниями — это требует профессионализма и мастерства

Не так давно в редакцию позвонила женщина Жанна:

— Скажите, что вам известно о свингерстве?

Странное словечко, похо­жее на «свинство», было мне неведомо.

— Ничего, — честно призна­лась я.

— Это обмен женами и мужьями! — с ужасом в голосе произнесла звонившая. — Мой муж, чье имя я не буду про­износить, поскольку оно слишком известно, вынужда­ет меня спать с другими муж­чинами. При этом он сам де­лает «это», — несчастная вы­держала многозначительную паузу, — с женами этих муж­чин прямо на моих глазах.

Я потеряла дар речи. Как муж способен подкладывать свою законную супругу в пос­тель к другому?! В голове не укладывалось.

«Боюсь, меня изнасилуют»

— Завтра муж поведет меня на какую-то вечеринку, где соберут­ся все свингеры Москвы и Пе­тербурга, — торопливо заговори­ла Жанна, — боюсь, меня там просто изнасилуют.

— Где будет вечеринка?

— Не знаю. Вся информация в Интернете. Нам выслали пригла­шения и пароли, но муж держит их у себя…

Попрощавшись с Жанной, я за­думалась. Конечно, ничто не ме­шало ей покинуть мужа со стран­ностями, наверное, все-таки несчастная женщина до сих пор живет с ним из-за материальных благ. Почему она не обратилась в полицию нравов? Боится «засве­тить» имя супруга в милицейских отчетах? «В таком случае это ее проблемы», — подумала я и тут же осеклась: любопытство одержало верх над рассудительностью.

И я отправилась к компьютеру.

Доступ в улей

Набрав в поисковой системе «Яндекс» четыре слова: «свинге­ры», «вечеринка», «Петербург» и «клуб», я сразу же попала на страничку российского клуба свингеров. Удивило количество зарегистрированных пользова­телей — 6 340 человек. На главной странице висело объявление о том, что завтра пройдет ежегод­ное «Чат-свинг-пати в Петербур­ге». Но где и во сколько — не ука­зывалось. Тогда я зашла в чат свингеров (чат — это такое место в сети, где посетители могут об­щаться друг с другом в режиме реального времени) и начала бе­седу с одним из обитателей Сети по кличке Вандерлей:

— Идешь на вечеринку?
— Да. А ты?
— Иду. Может, вместе пойдем?
— Я с супругой вообще-то, а ты, надеюсь, с мужем?
— Конечно.
— Встретимся у метро.
— У какого?
— Рядом с клубом которое.
— А какое там?
— Не морочь мне голову. Что, не знаешь, где мы встречаемся?
— Не знаю. Но очень хочется.

Минут пять Вандерлей молчал. Потом изрек:

— Клуб «Осиное гнездо», па­роль — слово «улей». Но учтите, вас не пропустит туда никто. Как я понимаю, вы новенькие? И ре­комендаций у вас нет…
— Да, мы действительно но­венькие. А рекомендации от кого должны быть?
— Ну не с места же работы! Ре­комендацию можно получить только в том случае, если вы имели отношения с двумя или более парами.
— Это в смысле «секс» мы с эти­ми парами делать должны?
— Вы никому ничего не должны. Если хотите быть свингерами, будьте ими. Удачи вам. Помните, главный у нас в клубе — Туз.

Я попрощалась со странным человеком Вандерлеем. Пароль и название клуба были добыты. Оставалось только проникнуть внутрь «Осиного гнезда».

«Запомни, ты фригидна!»

До начала вечеринки остава­лось три часа. За это время кор­респонденту «Смены» надо было срочно найти «мужа». Решила спросить совета у коллеги: «Де­ло интересное есть. Нужен муж­чина, который бы мужа изобра­жал на вечеринке одной».

— Чтоб ревность вызвать у кого-нибудь или по работе? — заинте­ресовался редактор отдела кри­минала Сергей Андреев.
— По работе!
— Ну, считай, что муж у тебя уже есть. Но только на один вечер, — предупредил Сергей.

Одевшись в наряды, которые в обычной жизни носить никто не рискнет, мы отправились в «Оси­ное гнездо». По дороге я объяс­нила Сергею, что нас ждет в клу­бе. А он придумал легенду: «Мы женаты три года, я юрист, ты сек­ретарша, детей нет, дома только черепашка, в гости не приглаша­ем, бабушка больная там живет, свингерами стали потому, что ты фригидна».

— Сергей, а что если они заста­вят нас с ними «того», — вдруг за­беспокоилась я.
— Если что, я скажу, что сегодня «того» с тобой я и только я.

Заметив мой беспокойный взгляд, Сергей добавил:
— Понарошку, разумеется!

Прошли внутрь!

С невеселыми думами мы подъехали к «Осиному гнезду» за час до начала вечеринки. Се­ли в засаде на автобусной остановке.

— К дверям клуба подъез­жали машины — сплошь иномар­ки. Из них выходили хорошо одетые пары. Возраст — от 25 до 40. По всему было видно, что все парочки знают друг друга. Очень внимательны были муж­чины: и дверцы машины своим дамам открывают, и ручку-то они подают, и аккуратно берут под локоток, и нежно приобнимают за талию. Двери перед парами распахивал охранник. Мы дож­дались большего потока людей. Пристроившись к группе свинге­ров из 7 человек, шепнули на ушко охраннику слово «улей» и прошли внутрь. Но нас остано­вили в гардеробе.

— Бейджи (что-то вроде визитки с фамилией. — Ред.), по­жалуйста, — вкрадчивым, но тре­бовательным голосом попросил охранник.
— Какие бейджи? — удивилась я, но под грозным взглядом охран­ника тут же поправила себя: — Ах да! Бейджи! Ой, ну Сережа, ну бейджи-то у тебя!
— Дорогая, — Сергей стал похлопывать себя по карманам, — никак я их забыл? Прости. Не расстраивайся, солнышко, сей­час что-нибудь придумаем.
— Прошу на выход! — потребо­вал охранник и для убедитель­ности достал рацию.

Проходившие мимо нас свин­геры перешептывались: «чужие», «туристы», «да нет, новенькие»… Нас уже взяли под ручки и вели на выход, когда я что есть мочи завозмущалась:

— А ну-ка! Приведи мне сюда быстро Туза.

На мгновение звуки в «Осином гнезде» стихли. Все головы были повернуты в нашу сторону.

— Ну если вам так надо, — поме­нял настрой секьюрити.

Через минуту в холл вышел симпатичный мужчина лет соро­ка. Сама не зная почему, но я ки­нулась ему на шею и капризным голосом произнесла:

— Туз, мы забыли бейджи дома. Нас не пускают.

Туз по-отечески похлопал меня по плечу:

— А кто вы?

Мы с Сергеем представились.

— Это все интересно, — усмех­нулся мужчина, — но дело в том, что я знаком лично со ВСЕМИ членами клуба. Вас я не знаю. Значит, вы — чужие.

«Начальник» свингеров уже бы­ло развернулся в противополож­ную сторону, как я притянула его к себе и, преодолевая отвраще­ние, поцеловала. Туз улыбнулся.

— Ладно, ребята. Проходите. Я сегодня добрый. Но чтобы бейд­жи забывали в первый и послед­ний раз.

«Дорогие мои извращенцы»

Полутемный зал представлял собой два этажа, на первом — столики, сцена, бар и пилон (шест для стриптиза. — Ред.), на втором — диванчики и опять-таки пилон. Около бара находился чил-аут («приватная комната»). Всего в зале было около 100 пар. Полуодетые официантки прини­мали заказы, свингеры чмока­лись, приветствуя друг друга. Некоторые мужчины «по-братс­ки» обнимались. Мы заняли один из столиков. К нам тут же подсе­ли две пары. Познакомились. Николай с женой Викторией (40 и 32 года), Дима с супругой Але­ной (30 и 27 лет) оказались до­вольно приятными людьми. Дмитрий — преподаватель вуза, Николай — бизнесмен-строитель. Обе женщины не работают, одна — потому, что запрещает муж, другая — потому, что ухаживает за маленьким ребенком. Около ча­са мы ели, пили шампанское, разговаривали обо всем на све­те. И тут на сцену вышел Туз. «Гнездо» чуть ли не разорвало от аплодисментов и выкриков.

— Дорогие мои извращенцы, — сказал «начальник свингеров». — У меня для вас приятный сюрп­риз. К нам на вечеринку приеха­ли московские свингеры! Прошу их подняться на сцену.

Следующие полчаса москвичи рассказывали, как они любят Пи­тер, свингеров и друг друга. За­тем был показан стриптиз. Сна­чала — профессиональными стриптизерами, затем — женами присутствующих. Кондиционер работал неважно. На лбу у муж­чин появлялась испарина. Поти­хоньку свингеры начинали раз­деваться.

Наши соседи по столи­ку поменялись друг с дру­гом своими «половинками». Але­на и Вика расстегнули кофточки. Но это были только цветочки. Не успели подать горячее, как дамы стянули и юбки. Трапезу обе женщины продолжили в колгот­ках, обуви и бюстгальтерах. Пока парочки целовались, к моему «мужу» пристали дамы с сосед­него столика. Одна с какой-то стати стала делать ему массаж, другая внаглую уселась к Сергею на колени. Подумав, что «я лиш­няя на этом празднике жизни», я встала и пошла посмотреть, что происходит на втором этаже и в чил-ауте. А там…

Дамы, пришедшие в «гнездо» вместе с мужчинами, вовсю пре­давались плотским утехам. Одежда была аккуратно повеше­на на спинки стульев. Среди участников разврата мной были замечены один известный питерский диджей и парочка товарищей, которых я раньше встреча­ла по работе на разных городс­ких мероприятиях.

Ощущение такое, будто я по­пала на животноводческую фер­му. Люди, находившиеся в чил­ауте, напоминали животных во время спаривания. Мужчины, женщины, руки, ноги и прочие части тела мелькали в красном освещении комнаты. Я поспеши­ла вернуться к «мужу», дабы ме­ня не вовлеки силой в эту кучу-малу.

«Нам завтра на работу»

Соседи по столику уже изряд­но приняли на грудь и заныли, что хотят «продолжения банке­та». Нас с Сергеем и Алену с Ди­мой Николай радушно пригласил в свой загородный дом. Мы от­некивались.

— В сауну сходим, — уговаривал нас Коля, — поплаваем, пивка попьем, кино запишем. Ну пое­хали же!

— Нет, нет! — запротестовали мы с Сергеем. — Нам завтра на рабо­ту.

Обменявшись со свингерами телефонами, мы отправились на выход. Там нас встретил Туз. По­жав руку Сергею, он подмигнул мне и взял с нас честное слово впредь ходить на мероприятия чаще.


P. S. Спустя два месяца на од­ной из пресс-конференций, посвященной борьбе с «оборот­нями в погонах», я увидела Туза, а он меня. По долгу службы за­давала этому человеку вопро­сы, он краснел, терялся, отве­чал. После окончания пресс- конференции Туз выловил меня в коридоре и попросил не выда­вать его, пообещав при этом «круглую» сумму. На это я отве­тила: «Ваше тело — ваше дело. Вы можете спать с кем хотите. И я не буду вас выдавать, пос­кольку у каждого есть скелет в шкафу». «И у вас?» — спросил Туз. — «И у меня».

Валерия Агапова

Статья из газеты «Смена» от 25 марта 2004 года

Свингеры — они, конечно, извращенцы, но вроде как не опасные. Взрослые люди, у которых сбило планку. Их можно пожалеть, над ними можно посмеяться. Кто-то, может быть, даже им позавидует. Деградировать проще чем прогрессировать, и каждый по-своему сходит с ума. В «МК» в Питере» мы провели другой эксперимент. Журналистка изображала на сайтах знакомств несовершеннолетнюю девочку, которую вела переписку со взрослыми дядями. И вот тут было уже не до смеха.

Текст будет опубликован позднее.

Твой дом — тюрьма-2
Как я по заданию редакции на зоне сидел
рекомендую
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в telegram
Telegram
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в email
Email

Добавить комментарий

ТОП
Новое в моем блоге
Мои книги
Предыдущая
Следующая

Спаривание на свиноферме

Корреспонденты «Смены» проникли в тайное логово разврата — на совместную вечеринку петербургских и московских свингеров

свингеры
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email
Блестящий текст экстремальной журналистки «Смены» Валерии Агаповой. Экстремальной потому, что обычные спокойные темы Лера отписывала довольно средне, зато в «необычных», подчас даже реально опасных ситуациях будто преображалась — у нее появлялся драйв, менялся стиль. Есть такие люди и в том числе журналисты, которым нужен адреналин. Главное, обеспечить им фронт подходящих работ, что, к сожалению, в журналистике, даже в желтой, не всегда возможно. Этот текст о проникновении в «логово свингеров» — маленький Лерин шедевр. И ведь как классно написан! Иронично, стильно и деликатно, хотя в такой теме запросто можно было скатиться в пошлость или натурализм. И это одна из главных опасностей, подстерегающих журналистов, которые берутся писать о сексе. Кстати, Валерия реально встретила на свингерской вечеринке парочку довольно известных в Петербурге людей. Мы, естественно, не стали называть их фамилий, соблюли их право на частную жизнь. А одного — «руководителя» свингеров по кличке Туз — Валерия даже зашифровала, изменила ему род занятий. Сделала милицейским начальником, хотя на самом деле он был известным врачом. И хорошим врачом, реально спасавшим людей, детей — и об этой не тайной, а явной стороне его жизни нам тоже доводилось писать. Журналист в чем-то похож на врача. В том смысле, что ему нередко становятся известны чужие секреты и диагнозы. Правильно и в то же время этично распорядиться такими знаниями — это требует профессионализма и мастерства
Не так давно в редакцию позвонила женщина Жанна:

— Скажите, что вам известно о свингерстве?

Странное словечко, похо­жее на «свинство», было мне неведомо.

— Ничего, — честно призна­лась я.

— Это обмен женами и мужьями! — с ужасом в голосе произнесла звонившая. — Мой муж, чье имя я не буду про­износить, поскольку оно слишком известно, вынужда­ет меня спать с другими муж­чинами. При этом он сам де­лает «это», — несчастная вы­держала многозначительную паузу, — с женами этих муж­чин прямо на моих глазах.

Я потеряла дар речи. Как муж способен подкладывать свою законную супругу в пос­тель к другому?! В голове не укладывалось.

«Боюсь, меня изнасилуют»

— Завтра муж поведет меня на какую-то вечеринку, где соберут­ся все свингеры Москвы и Пе­тербурга, — торопливо заговори­ла Жанна, — боюсь, меня там просто изнасилуют.

— Где будет вечеринка?

— Не знаю. Вся информация в Интернете. Нам выслали пригла­шения и пароли, но муж держит их у себя…

Попрощавшись с Жанной, я за­думалась. Конечно, ничто не ме­шало ей покинуть мужа со стран­ностями, наверное, все-таки несчастная женщина до сих пор живет с ним из-за материальных благ. Почему она не обратилась в полицию нравов? Боится «засве­тить» имя супруга в милицейских отчетах? «В таком случае это ее проблемы», — подумала я и тут же осеклась: любопытство одержало верх над рассудительностью.

И я отправилась к компьютеру.

Доступ в улей

Набрав в поисковой системе «Яндекс» четыре слова: «свинге­ры», «вечеринка», «Петербург» и «клуб», я сразу же попала на страничку российского клуба свингеров. Удивило количество зарегистрированных пользова­телей — 6 340 человек. На главной странице висело объявление о том, что завтра пройдет ежегод­ное «Чат-свинг-пати в Петербур­ге». Но где и во сколько — не ука­зывалось. Тогда я зашла в чат свингеров (чат — это такое место в сети, где посетители могут об­щаться друг с другом в режиме реального времени) и начала бе­седу с одним из обитателей Сети по кличке Вандерлей:

— Идешь на вечеринку?
— Да. А ты?
— Иду. Может, вместе пойдем?
— Я с супругой вообще-то, а ты, надеюсь, с мужем?
— Конечно.
— Встретимся у метро.
— У какого?
— Рядом с клубом которое.
— А какое там?
— Не морочь мне голову. Что, не знаешь, где мы встречаемся?
— Не знаю. Но очень хочется.

Минут пять Вандерлей молчал. Потом изрек:

— Клуб «Осиное гнездо», па­роль — слово «улей». Но учтите, вас не пропустит туда никто. Как я понимаю, вы новенькие? И ре­комендаций у вас нет…
— Да, мы действительно но­венькие. А рекомендации от кого должны быть?
— Ну не с места же работы! Ре­комендацию можно получить только в том случае, если вы имели отношения с двумя или более парами.
— Это в смысле «секс» мы с эти­ми парами делать должны?
— Вы никому ничего не должны. Если хотите быть свингерами, будьте ими. Удачи вам. Помните, главный у нас в клубе — Туз.

Я попрощалась со странным человеком Вандерлеем. Пароль и название клуба были добыты. Оставалось только проникнуть внутрь «Осиного гнезда».

«Запомни, ты фригидна!»

До начала вечеринки остава­лось три часа. За это время кор­респонденту «Смены» надо было срочно найти «мужа». Решила спросить совета у коллеги: «Де­ло интересное есть. Нужен муж­чина, который бы мужа изобра­жал на вечеринке одной».

— Чтоб ревность вызвать у кого-нибудь или по работе? — заинте­ресовался редактор отдела кри­минала Сергей Андреев.
— По работе!
— Ну, считай, что муж у тебя уже есть. Но только на один вечер, — предупредил Сергей.

Одевшись в наряды, которые в обычной жизни носить никто не рискнет, мы отправились в «Оси­ное гнездо». По дороге я объяс­нила Сергею, что нас ждет в клу­бе. А он придумал легенду: «Мы женаты три года, я юрист, ты сек­ретарша, детей нет, дома только черепашка, в гости не приглаша­ем, бабушка больная там живет, свингерами стали потому, что ты фригидна».

— Сергей, а что если они заста­вят нас с ними «того», — вдруг за­беспокоилась я.
— Если что, я скажу, что сегодня «того» с тобой я и только я.

Заметив мой беспокойный взгляд, Сергей добавил:
— Понарошку, разумеется!

Прошли внутрь!

С невеселыми думами мы подъехали к «Осиному гнезду» за час до начала вечеринки. Се­ли в засаде на автобусной остановке.

— К дверям клуба подъез­жали машины — сплошь иномар­ки. Из них выходили хорошо одетые пары. Возраст — от 25 до 40. По всему было видно, что все парочки знают друг друга. Очень внимательны были муж­чины: и дверцы машины своим дамам открывают, и ручку-то они подают, и аккуратно берут под локоток, и нежно приобнимают за талию. Двери перед парами распахивал охранник. Мы дож­дались большего потока людей. Пристроившись к группе свинге­ров из 7 человек, шепнули на ушко охраннику слово «улей» и прошли внутрь. Но нас остано­вили в гардеробе.

— Бейджи (что-то вроде визитки с фамилией. — Ред.), по­жалуйста, — вкрадчивым, но тре­бовательным голосом попросил охранник.
— Какие бейджи? — удивилась я, но под грозным взглядом охран­ника тут же поправила себя: — Ах да! Бейджи! Ой, ну Сережа, ну бейджи-то у тебя!
— Дорогая, — Сергей стал похлопывать себя по карманам, — никак я их забыл? Прости. Не расстраивайся, солнышко, сей­час что-нибудь придумаем.
— Прошу на выход! — потребо­вал охранник и для убедитель­ности достал рацию.

Проходившие мимо нас свин­геры перешептывались: «чужие», «туристы», «да нет, новенькие»… Нас уже взяли под ручки и вели на выход, когда я что есть мочи завозмущалась:

— А ну-ка! Приведи мне сюда быстро Туза.

На мгновение звуки в «Осином гнезде» стихли. Все головы были повернуты в нашу сторону.

— Ну если вам так надо, — поме­нял настрой секьюрити.

Через минуту в холл вышел симпатичный мужчина лет соро­ка. Сама не зная почему, но я ки­нулась ему на шею и капризным голосом произнесла:

— Туз, мы забыли бейджи дома. Нас не пускают.

Туз по-отечески похлопал меня по плечу:

— А кто вы?

Мы с Сергеем представились.

— Это все интересно, — усмех­нулся мужчина, — но дело в том, что я знаком лично со ВСЕМИ членами клуба. Вас я не знаю. Значит, вы — чужие.

«Начальник» свингеров уже бы­ло развернулся в противополож­ную сторону, как я притянула его к себе и, преодолевая отвраще­ние, поцеловала. Туз улыбнулся.

— Ладно, ребята. Проходите. Я сегодня добрый. Но чтобы бейд­жи забывали в первый и послед­ний раз.

«Дорогие мои извращенцы»

Полутемный зал представлял собой два этажа, на первом — столики, сцена, бар и пилон (шест для стриптиза. — Ред.), на втором — диванчики и опять-таки пилон. Около бара находился чил-аут («приватная комната»). Всего в зале было около 100 пар. Полуодетые официантки прини­мали заказы, свингеры чмока­лись, приветствуя друг друга. Некоторые мужчины «по-братс­ки» обнимались. Мы заняли один из столиков. К нам тут же подсе­ли две пары. Познакомились. Николай с женой Викторией (40 и 32 года), Дима с супругой Але­ной (30 и 27 лет) оказались до­вольно приятными людьми. Дмитрий — преподаватель вуза, Николай — бизнесмен-строитель. Обе женщины не работают, одна — потому, что запрещает муж, другая — потому, что ухаживает за маленьким ребенком. Около ча­са мы ели, пили шампанское, разговаривали обо всем на све­те. И тут на сцену вышел Туз. «Гнездо» чуть ли не разорвало от аплодисментов и выкриков.

— Дорогие мои извращенцы, — сказал «начальник свингеров». — У меня для вас приятный сюрп­риз. К нам на вечеринку приеха­ли московские свингеры! Прошу их подняться на сцену.

Следующие полчаса москвичи рассказывали, как они любят Пи­тер, свингеров и друг друга. За­тем был показан стриптиз. Сна­чала — профессиональными стриптизерами, затем — женами присутствующих. Кондиционер работал неважно. На лбу у муж­чин появлялась испарина. Поти­хоньку свингеры начинали раз­деваться.

Наши соседи по столи­ку поменялись друг с дру­гом своими «половинками». Але­на и Вика расстегнули кофточки. Но это были только цветочки. Не успели подать горячее, как дамы стянули и юбки. Трапезу обе женщины продолжили в колгот­ках, обуви и бюстгальтерах. Пока парочки целовались, к моему «мужу» пристали дамы с сосед­него столика. Одна с какой-то стати стала делать ему массаж, другая внаглую уселась к Сергею на колени. Подумав, что «я лиш­няя на этом празднике жизни», я встала и пошла посмотреть, что происходит на втором этаже и в чил-ауте. А там…

Дамы, пришедшие в «гнездо» вместе с мужчинами, вовсю пре­давались плотским утехам. Одежда была аккуратно повеше­на на спинки стульев. Среди участников разврата мной были замечены один известный питерский диджей и парочка товарищей, которых я раньше встреча­ла по работе на разных городс­ких мероприятиях.

Ощущение такое, будто я по­пала на животноводческую фер­му. Люди, находившиеся в чил­ауте, напоминали животных во время спаривания. Мужчины, женщины, руки, ноги и прочие части тела мелькали в красном освещении комнаты. Я поспеши­ла вернуться к «мужу», дабы ме­ня не вовлеки силой в эту кучу-малу.

«Нам завтра на работу»

Соседи по столику уже изряд­но приняли на грудь и заныли, что хотят «продолжения банке­та». Нас с Сергеем и Алену с Ди­мой Николай радушно пригласил в свой загородный дом. Мы от­некивались.

— В сауну сходим, — уговаривал нас Коля, — поплаваем, пивка попьем, кино запишем. Ну пое­хали же!

— Нет, нет! — запротестовали мы с Сергеем. — Нам завтра на рабо­ту.

Обменявшись со свингерами телефонами, мы отправились на выход. Там нас встретил Туз. По­жав руку Сергею, он подмигнул мне и взял с нас честное слово впредь ходить на мероприятия чаще.


P. S. Спустя два месяца на од­ной из пресс-конференций, посвященной борьбе с «оборот­нями в погонах», я увидела Туза, а он меня. По долгу службы за­давала этому человеку вопро­сы, он краснел, терялся, отве­чал. После окончания пресс- конференции Туз выловил меня в коридоре и попросил не выда­вать его, пообещав при этом «круглую» сумму. На это я отве­тила: «Ваше тело — ваше дело. Вы можете спать с кем хотите. И я не буду вас выдавать, пос­кольку у каждого есть скелет в шкафу». «И у вас?» — спросил Туз. — «И у меня».

Валерия Агапова

Статья из газеты «Смена» от 25 марта 2004 года

Свингеры — они, конечно, извращенцы, но вроде как не опасные. Взрослые люди, у которых сбило планку. Их можно пожалеть, над ними можно посмеяться. Кто-то, может быть, даже им позавидует. Деградировать проще чем прогрессировать, и каждый по-своему сходит с ума. В «МК» в Питере» мы провели другой эксперимент. Журналистка изображала на сайтах знакомств несовершеннолетнюю девочку, которую вела переписку со взрослыми дядями. И вот тут было уже не до смеха.

Текст будет опубликован позднее.

Твой дом — тюрьма-2
Как я по заданию редакции на зоне сидел
рекомендую
Поделиться
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в email

Добавить комментарий

ТОП
Новое в моем блоге
Мои книги
Предыдущая
Следующая
кнопка вверх для сайта

Мой сайт использует файлы cookie для того чтобы вам было приятнее находиться на нем